28 апреля 2016, четверг, 11:03

Эксперты считают: конфликт «Роснефти» и АФК «Система» негативно влияет на инвестиционный климат в России

Центр социального проектирования «Платформа» в мае-июне 2017 года провел исследование корпоративных конфликтов в топливно-энергетическом комплексе России. В ходе анализа было проведено 30 интервью с ведущими представителями юридических кругов, делового сообщества, экономистами, и представителями СМИ. Также был проведен анализ открытых источников.

В рамках исследования была проанализирована сложившаяся модель развития конфликтов в российском ТЭК, произведена оценка их возможного влияния на инвестиционный климат, характер экономической дискуссии и институциональных реформ в России на примере одного из наиболее резонансных событий последнего времени — иска НК «Роснефть» к АФК «Системы» на беспрецедентную сумму свыше 170 млрд руб по поводу реорганизации компании «Башнефть», проведенной в 2013—2014 гг.

Анализируя последний кейс «Роснефть» — «Система» участники исследования в большинстве своем пришли к выводу, что «Роснефть» в значительной степени воспринимает свой бизнес как государственную и политическую миссию, для выполнения которой оправдана любая экспансия на внутреннем и внешних рынках».

«Компания воспринимается через логику постоянной, неудержимой экспансии, в которой цена вопроса уже не имеет принципиального значения. «Роснефть» поглощает каждый раз новый актив, часто более эффективный по качеству менеджмента (ТНК-ВР, «Башнефть»), поднимает за счет него свои показатели и движется к новому расширению. Когда мы составили карту корпоративных конфликтов в нефтяной сфере за последние 10 лет, то увидели, что с «Роснефтью» связана большая часть сюжетов. Нужна ли такая концентрация ресурсов с экономической точки зрения?» — пишет в Forbes основатель ЦСП «Платформа», социолог Алексей Фирсов.

«Недовольство агрессивной стратегией «Роснефти» все больше охватывает крупных игроков политической элиты, в то время как президент перед выборами настроен на поддержание баланса», — приводятся в документе слова одного из чиновников, принявших участие в опросе.

Как отмечает republic.ru, один из чиновников заявил «Платформе», что инвестиционные риски в таких конфликтах «осознаются, но сюжеты, связанные с «Роснефтью» регулируются не на основе рациональных или юридических аргументов».

Как пишет ИА Regnum», по мнению представителя бизнеса, «Роснефть» живет «по закону военного лагеря». При этом бизнесмен отмечает в беседе с исследователями, что если «в обозримой перспективе» режим антироссийских санкций сохранится, то такая модель выглядит оправданной. «Логичным ответом выглядит опора на внутренние ресурсы, мобилизационная модель экономики, негласное разделение бизнеса на «стратегические компании» и «все остальные», — говорится в исследовании.

С точки зрения экспертного сообщества, отмечает «Платформа», «возможная мотивация конфликта может быть связана, с одной стороны, с возможной попыткой поглощения активов «Системы», с другой, с возможным желанием «Роснефти» получить дополнительную компенсацию за покупку «Башнефти». Вероятность вмешательства высшего руководства страны в данный конфликт эксперты оценивают «выше среднего», как и перспективу заключения «мирового соглашения».

Эксперты сходятся во мнении, что эпоха конфликтов с участием миноритариев скорее завершилась, ключевыми участниками конфликтов последних лет стали государственные компании. Большинство конфликтов между крупными компаниями решаются за счет «ручного управления» и вмешательства первых лиц государства. При этом отмечается высокая мотивация госкомпаний к конфликтам, связанная со сжатием «ресурсной базы», а борьба за активы менее влиятельных компаний выглядит как единственный выход. «Однако, — отмечают авторы исследования, — если выбирать путь открытой экономики, текущая модель не является инвестиционно-привлекательным форматом».

При этом подавляющее большинство опрошенных считают, что какие бы скрытые причины не стояли за атакой «Роснефти» на АФК «Система», это негативно влияет на инвестиционный климат в России. Эксперты расходятся лишь в оценках масштабов негативного влияния: от минимального (с аргументацией «хуже уже некуда») до значительного («любую ситуацию можно ухудшить»).