28 апреля 2016, четверг, 11:03

Исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко прокомментировал принятие закона об органическом сельском хозяйстве

НИА-Владивосток

MironenkoСегодня, 25 июля, Госдума в третьем чтении приняла закон об органическом производстве.

Следующие ближайшие шаги – это принятие закона Советом Федерации и подписание президентом РФ Владимиром Путиным. Ожидается, что это произойдет осенью 2018 года.

Закон будет введен в действие с 1 января 2020 года. В частности, годовой срок дан на подготовку к вступлению закона в силу, поскольку должны быть произведены масштабные подготовительные работы.

Комментарии по ряду статей законопроекта дал Олег Мироненко, исполнительный директор Национального органического союза.

«Как при переходе с классического на органическое производство необходим переходный (конверсионный) период, так он необходим и для перехода от существующей модели развития органического сельского хозяйства к новой, регламентируемой принимаемым законодательством, - поясняет Олег Мироненко. - Важность этого периода много обсуждалась органическим сообществом, экспертами, законодателями. Предлагались варианты от одного до трех лет, остановились на годе подготовки».

Во-первых, это время понадобится производителям органики. Ведь основное время проведения сертификации - когда на полях нет снега. До момента окончательного принятия закона – к осени 2018 года - сертификация у производителей уже закончится по тем вариантам (Евролисту, американскому NOP или российскому стандарту), которые они выбрали в начале года. Следующая сертификация будет лишь через год. «Таким образом, без переходного периода основная часть производителей могла бы оказаться в следующем году как бы вне закона. При наличии действующего сертификата их продукция не смогла бы в рамках нового закона считаться органической. Теперь есть срок, и производители спокойно доработают по действующим сертификатам, а в следующем году пройдут сертификацию в рамках принятого закона», - поясняет эксперт.

Время перехода к новому закону понадобится и для сертификаторов. Сейчас в России есть только одна сертификационная компания, прошедшая российскую аккредитацию в соответствии со статьей 5 закона об органике, - это «Органик Эксперт». «Учитывая опыт прохождения аккредитации данной компанией, мы знаем, что процесс может составлять до 9 месяцев. Таким образом, после принятия закона у любой сертификационной компании будет достаточно времени для прохождения аккредитации. Мы создаём к вступлению в силу закона благоприятные условия для появления новых сертификационных компаний в сфере органического производства».

Также до принятия закона в России на всех уровнях закончится бюджетный процесс и процесс формирования региональных и федеральных программ. Поэтому, если бы закон вступил в силу в 2019 году, начать реализацию программ поддержки и развития органического сектора с новыми формами и направлениями поддержки без дополнительного пересмотра бюджетов, поиска дополнительных средств было бы невозможно, подчеркивает Олег Мироненко: «Запуск этих процессов в 2019 году создало бы определённый хаос в бюджетном процессе. При вступлении закона в силу в 2020 году формирование программ поддержки и наполнения их бюджетом в 2019 году может пройти в спокойном, конструктивном варианте. Также в законопроекте обозначено создание реестра производителей органической продукции и графического её обозначение, что также требует бюджетного финансирования и времени».

В связи с появлением нового закона придется внести изменения, в частности, в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» и в ряд других законодательных актов, так что юристам и законодателям тоже понадобится время.

Наконец, органическому сообществу нужно будет осознать, что после 5 лет ожидания закона, он наконец принят и надо выстраивать свою работу в соответствии с законом. «Нужно заставить закон и чиновников работать на развитие органики в России, а не на ее подчинение бюрократической машине. Нужно определение новых задач и движение вперед к созданию цивилизованного органического рынка в соответствии с мировыми практиками. Важным является и продолжение согласование наших стандартов с мировым сообществом и внесение уже согласованных изменений, на которые уйдёт весь 2019 год», - говорит Олег Мироненко.

В преддверии рассмотрения Госдумой во втором чтении законопроекта об органической продукции в ряде СМИ прозвучала информация о создании «Реестра физических и юридических лиц, осуществляющих производство органической продукции». Однако, поясняет Олег Мироненко, данный реестр не является оговоренным в законе. «Во-первых, государственный реестр не может быть запущен ранее, чем будет принят закон. И даже после этого нужно не менее 6 месяцев для того, чтобы подготовить оболочку, научить работать с системой операторов и т.д. Об этом неоднократно говорили представители Минсельхоза на заседании рабочей группы в Госдуме. Из-за этого введение в силу статьи 6 «Единый государственный реестр производителей органической продукции» закона было отложено до января 2020 года».

В пункте 4 статьи 6 закона также оговорено, кто является оператором в системе и вносит информацию в реестр: «Органы по сертификации в течение трех рабочих дней со дня, следующего за днем выдачи, приостановления, прекращения действия сертификатов соответствия, представляют в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере агропромышленного комплекса и рыболовства, информацию, предусмотренную частью 3 настоящей статьи, в электронной форме с применением усиленной квалифицированной электронной подписи».

«Таким образом, в законе четко сказано, что информацию могут вносить только аккредитованные сертификаторы, - замечает Олег Мироненко. Кроме того, в пункте.2 статьи 6 законопроекта говорится: «Ведение единого государственного реестра производителей органической продукции осуществляется в электронной форме федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере агропромышленного комплекса и рыболовства, с использованием федеральных государственных информационных систем указанного федерального органа исполнительной власти». Поэтому на основании вышесказанного можно сделать однозначный вывод, что предлагаемый к созданию реестр не имеет никакого отношения к законопроекту и является частной инициативой отдельных организаций по создании собственных баз данных по органическим производителям.

Получат ли компании-производители органики, которые получили европейские и американские сертификаты, автоматически разрешение на то, что их сертификаты будут признаны в России – это волновало многих производителей. Вот какие пояснения дает Олег Мироненко: «В статье 5 законопроекта об органической продукции сказано: «Подтверждение соответствия производства органической продукции осуществляется в форме добровольной сертификации в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации о техническом регулировании в целях установления соответствия производства органической продукции действующим в Российской Федерации национальным, межгосударственным и международным стандартам в сфере производства органической продукции». На сегодняшний момент в России действуют два национальных стандарта и один межгосударственный стандарт, который распространяется на страны ЕАЭС. Международные стандарты могут действовать в России после определенных юридических процедур. В частности, это взаимопризнание действия стандартов между различными странами или введение зарубежных стандартов в действие на территории РФ и так далее. Такие действия запланированы на ближайшие 5 лет и подготовительная работа в этом направлении ведётся, но пока этого не произошло».

Поэтому, резюмирует исполнительный директор НОС, в соответствии со статьей 5 законопроекта производители, которые имеют европейские или американские сертификаты, все равно обязаны будут пройти российскую сертификацию. «Другой вопрос, который обсуждался с российскими сертификаторами, это возможность зачета части результатов работы зарубежных инспекторов и ранее полученных зарубежных сертификатов во время прохождения российской сертификации. Это позволит, например, российскому производителю не проходить заново конверсионный период. Но окончательное решение по этому вопросу остаётся всё равно на уровне сертификатора. Поэтому сейчас целый ряд компаний, которые активно работают и на внешнем, и на внутреннем рынках, ищут сертификаторов, которые после принятия законопроекта смогут выдавать сразу и российский, и европейский сертификат. Но это никак не отменяет обязательность прохождения российской сертификации».

Достаточно много вопросов появлялось и о том, какая аккредитация должна быть у сертификационных компаний для того, чтобы выданные ими сертификаты соответствовали принимаемому законодательству. «До принятия закона многие аккредитованные в различные года по различным направлениям компании говорили о том, что они имеют право сертифицировать органическое производство, ссылаясь на то, что они аккредитованы в Росаккредитации, поскольку в первых версиях законопроекта ничего не говорилось об области аккредитации, - напоминает Олег Мироненко. - И это создало определённый хаос и непонимание того, кто же на самом деле может сертифицировать органическое производство.

Однако за 2017 год Росаккредитация совместно с Национальным органическим союзом отработала систему аккредитации компаний, которые сертифицируют органическое сельхозпроизводство. В рамках существующей системы аккредитации по ИСО-17065 к январю 2018 года появилась область аккредитации «органическое производство». Сейчас появился четкий механизм прохождения сертификационными компаниями аккредитации, который и был отработан Росаккредитацией и НОС на компании «Органик Эксперт». С момента принятия закона этот механизм будет закреплено в нём, что позволит убрать с рынка недобросовестных сертификаторов».